12.10.17

intermezzo:

Из интервью с Верой Полозковой - А зачем вам в детстве была нужна слава? - Чтобы меня все любили, все поголовно. Чтобы меня узнавали и радовались, куда бы я ни пришла. Теперь стало ясно: на самом деле совсем не нужно, чтобы любили все. «Все» – это очень конкретный кто-то, кого не удалось когда-.либо убедить, покорить и присвоить.